О крестах второй половины 16 – первой половины 18 в.

Cтатьи, дискуссии, систематизация научных, научно-популярных, познавательных и просветительских материалов по археологии, культуре и истории)/ Публікацыі і даследаванні (артыкулы, дыскусіі, сістэматызацыя навуковых, навукова-папулярных, пазнавальных і асветніцкіх матэрыялаў па археалогіі, культуры і гісторыi

О крестах второй половины 16 – первой половины 18 в.

Сообщение admin » 08 май 2012, 11:26

Коршун В. Отражение событий второй половины 16 – первой половины 18 в. в иконографии русских нательных крестов // Родная старина. 2009. № 1. С. 24–29.

Отражение событий
второй половины 16 – первой половины 18 в.
в иконографии русских нательных крестов


Василий Коршун
Член Союза краеведов России


Несмотря на всю каноничность русской церковной символики, а как следствие и нательных крестов, события, происходившие в Русском государстве, все-таки оказывали на них воздействие. Да иначе и быть не могло.
На проведение этого исследования меня подтолкнула дискуссия на Интернет-форуме Клуба «Раритет». На атрибуцию был выставлен крест, оборотная сторона которого была заполнена причудливым орнаментом (рис. 1, 1). Поначалу было решено, что это барокко второй половины 17 в. Однако в результате опроса выяснилось, что подобные кресты часто находят на поселениях, исчезнувших уже в эпоху Ивана Грозного. Тогда я провел анализ развития растительных орнаментов в 16 в., основным носителем которых в ту пору была резьба по дереву. Оказалось, что во второй половине 16 в. на нее сильно повлияло книгопечатание. На этом этапе резьба по дереву, сохраняя творческие достижения предыдущего периода, развивалась в направлении все большего усложнения и обогащения орнаментальных мотивов. Простую плетенку покрывали многочисленными ответвлениями, и узор превращался в фантастический растительный орнамент, в основе которого лежали изгибы стеблей. Движения стеблей становились не причудливо случайными, как раньше, а были построены по закону зеркальной симметрии с рядом ритмических повторов. Этот растительный орнамент носил название «травы разметные», что весьма точно передавало характер его композиционного решения, в основе которого обычно лежали широко раскинутые симметричные завитки. Подобные процессы, очевидно, происходили и в металлопластике, где привычную плетенку заменил витиеватый растительный орнамент. Из всего этого можно сделать вывод, что границей появления крестов с таким узором с определенной погрешностью можно считать последнюю четверть 16 в.
Следующим событием, наиболее повлиявшим на символику нательных крестов, стала деятельность патриарха Никона.
Как известно, начатая в 1653 г. церковная реформа патриарха Никона была направлена на изменение существовавшей тогда в северо-восточной части Русской Церкви обрядовой традиции в целях ее унификации с существовавшей греческой. Одним из насущных факторов было отделение Малороссии с ее греческой церковно-обрядовой практикой от Речи Посполитой и присоединение к Московскому государству.
В ходе реформы был принят ряд изменений, среди которых непосредственное отношение к нательным крестам имеют следующие:
1. В имя «Iсус» (IС под титлом) была добавлена еще одна буква, и оно стало писаться как «Iисус» (IИС под титлом);
2. Надписи СНЪ БЖIЙ под титлами (Сын Божий) и NИ КА (Победитель) заменила аббревиатура IНЦI (Иисус Назарянин Царь Иудейский);
3. В псалме 67 вместо «Да воскреснет Бог, и разыдутся врази Его» следовало писать «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его».
Нельзя обойти вниманием следующие интересные факты. В 1656 г. Никон добивается разрешения на основание двух монастырей: Воскресенского на реке Истре под Москвой и Крестовоздвиженского (Крестного) на Кий-острове в Белом море. Первый монастырь был символом официальной идеологии «Москва – Третий Рим». По замыслу, он должен был воссоздать в непосредственной близости от столицы образ Святой Земли и называться Новый Иерусалим. В связи с этим реку Истру переименовали в Иордан, окрестные холмы и деревни получили новые, библейские, названия: Вифания, горы Фавор и Елеон, поток Кедрон. В Палестину был командирован монах Арсений Суханов, который произвел обмеры и составил чертежи храмов. Там же он заказал крест «из дерева кипарисного, в высоту и в ширину во всем подобен мерою Кресту Христову» для Голгофского придела Воскресенского собора Нового Иерусалима. Подобные кресты были заказаны также для теремных церквей Московского Кремля и для Крестного монастыря на Кий-острове. При этом Кийский крест, грандиозный мощевик, содержавший в себе около трехсот святынь, был наиболее прославленным из них и изображался как особая реликвия на иконах 17 в. с коленопреклоненным царем Алексеем Михайловичем, царицей и патриархом Никоном (рис. 2). В местах остановки паломников на ночлег по пути следования к монастырю находились деревянные копии этого креста.
Иконография Кийского креста не могла не отразиться в нательных крестах того времени. На мой взгляд, это проявилось в изображении на них Голгофского Креста, заполненного точками или заштрихованного «в клетку» или косую черту, что символизировало Кийский крест с вложенными в него святынями.
Одним из примеров является четырехконечный нательный крест с прямоугольными оконечностями (рис. 1, 2). В его центральной части находится изображение семиконечного Голгофского Креста, заштрихованного «в клетку». На верхней оконечности – монограммы ЦРЬ (буквы Ц и Р образуют лигатуру) под титлом и СЛ в две строки. На боковых оконечностях – монограммы: в верхней части по обе стороны Голгофского креста IC и XC рядом с титлами, под ними ИХ и IН, на нижней оконечности – НЦI. На оборотной стороне надпись «Помилуй мя Боже по велице(й милости твоей)». Оглавие имеет вид уплощенной граненой бусины.
Как видно из присутствия на кресте аббревиатуры IНЦI, он был изготовлен после проведения никоновских реформ, а семиконечный Голгофский Крест явно напоминает Кийский. Повторение некоторых букв аббревиатур говорит, видимо, о неполном понимании нововведений резчиком.
По той же причине на некоторых крестах этого времени вместо русских букв IНЦI на нижней лопасти креста встречаются греческие или латинские аббревиатуры NBI или NRI (рис. 1, 3).
Особое почитание Кийского креста и его святынь, по-видимому, привело к тому, что на оборотных сторонах нательных крестов стали появляться надписи, содержащие похвалы Кресту: «Кресту твоему поклоняемся, Владыко…», «Крест хранитель всея вселенныя», «Крест красота Господа», «Крест верным утверждение», «Крест Ангелов слава» и др. Появились также прямоконечные кресты, поле которых с обеих сторон было заполнено молитвенными текстами и/или вышеупомянутыми похвалами Кресту.
Одним из примеров является четырехконечный крест с прямоугольными оконечностями (рис. 1, 4). В его центральной части находится изображение восьмиконечного Голгофского креста с копием, тростью и главой Адамовой в пещере. В клейме на верхней оконечности расположены монограммы ЦРЬ (буквы Ц и Р образуют лигатуру) под титлом и С. В клеймах на боковых оконечностях – монограммы ИCЪ и XCЪ под титлами. В клейме на нижней оконечности – НКА. Все поле креста заполнено надписью «О Тебе радуется обрадованная вся тварь, архангельский собор и человеческий родъ, освященная церковь». Оглавие имеет вид уплощенной граненой бусины с крестом на лицевой стороне.
Еще одним фактором, повлиявшим на развитие форм нательных крестов, стало проникновение на Русь «светского» стиля барокко, в чем также немалую роль сыграло присоединение Малороссии. Несмотря на все попытки духовенства не допустить «обмирщения» церкви, этот процесс оказался необратимым.
Это привело к изменениям в уже существующих типах нательных крестов. Так, оборотная сторона креста с утолщенными верхней и нижней оконечностями оказалась заполненной барочным узором, основанным на обилии клейм и причудливых геометрических построений (рис. 1, 5). Интересные изменения претерпел крест с изображением Никиты Бесогона. Они, прежде всего, коснулись надписей. Вместо монограмм М и НИ на боковых оконечностях и КИТ и АХР на нижней появились ИС и НИ и ХС и КИ на боковых и ТА и НИКА на нижней. Интересно, что встречаются экземпляры, где имя НИКИТА вообще отсутствует. Изменяется и надпись на оборотной стороне. Вместо традиционного «Христов святый мученик заступник» появилась «Кресту твоему поклоняем(ся)». Некоторые экземпляры оказались украшенными лучами сияния (рис. 1, 6).
Еще большим толчком к проникновению нового художественного стиля послужило заключение в 1686 г. «Вечного мира» с Речью Посполитой. В городах и селах стали воздвигаться храмы в стиле московского (церковь во имя Смоленской иконы Пресвятой Богородицы в селе Сафарино) и даже украинского (церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы в селе Курово) барокко.
Этот период истории стал временем поиска новых форм и решений в металлопластике. Разнообразие нательных крестов этого периода просто поражает. Но, чтобы статья не превратилась в монографию, я остановлюсь лишь на некоторых типах крестов. В первую очередь надо отметить кресты с «сиянием», которое представляло крест как источник Света и Жизни (рис. 1, 7,8). Иногда кресты украшались двенадцатью кружочками или шариками, символизировавшими двенадцать апостолов (рис. 1, 9). Замкнутые, напоминающие ромб кресты олицетворяли действие Ангельских Сил (рис. 1, 10). Кресты с криновидными окончаниями представляли крест как процветшее Древо Жизни (рис. 1, 11). Появились кресты, на оборотных сторонах которых были изображены орудия страстей Господних, что восхваляло мученический подвиг Христа (рис. 1, 12). Все это часто подчеркивалось применением разноцветных эмалей.
Следующей важной вехой в развитии металлопластики стали указы 1722 г. и 1723 г. о ее запрете. Хотя на нательные кресты эти указы не распространялись, меднолитейное производство стало малорентабельным и изготовление этой продукции официальной («никонианской») церковью прекратилось. Однако староверы игнорировали царские указы и, как и прежде, продолжали отливать иконы и кресты из меди. С этого момента почти двести последующих лет все меднолитые кресты были по своему происхождению старообрядческими.
Какие из всего этого можно сделать выводы?
Как известно, староверы признавали только восьмиконечную форму креста. Несмотря на то, что семиконечный крест сравнительно часто встречается в ранних произведениях металлопластики, староверы его отвергли, по-видимому, ассоциируя семиконечный крест с крестами типа Кийского, насаждаемыми патриархом Никоном. Не приняли они также и никоновских изменений в текстах, оставив на крестах надписи IC XC (иногда ИС ХС); СНЪ БЖIЙ; NИ КА; МЛРБ и псалом 67 в его прежнем прочтении («разыдутся»). С учетом этого кресты из медных сплавов
– с Голгофским крестом, заполненным точками или заштрихованным «в клетку» или косую черту, напоминавшим Кийский;
– с монограммой ИС;
– с аббревиатурами IНЦI, INBI, INRI;
– с семиконечным Голгофским крестом;
– с признаками «раннего» барокко
можно с высокой долей вероятности датировать второй половиной 17 в. – первой четвертью 18 в.
Кресты пышных барочных форм следует датировать последним десятилетием 17 в. – первой четвертью 18 в. Косвенно это подтверждается тем, что при недавнем обследовании краеведами старообрядческой Выговской обители, которая до последней четверти 18 в. была практически единственным центром изготовления церковной металлопластики, подавляющее большинство найденных нательных крестов составляли «листики» и «поздние» прямоконечные, то есть кресты строгих старообрядческих норм.
Изображение
Аватара пользователя
admin
Администратор
Администратор
 
Сообщения: 1174
Зарегистрирован: 12 фев 2012, 16:55
Благодарил (а): 1669 раз.
Поблагодарили: 445 раз.

Вернуться в Публикации и исследования

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0