Кресты поморских типов 18 – начала 20 в.

Cтатьи, дискуссии, систематизация научных, научно-популярных, познавательных и просветительских материалов по археологии, культуре и истории)/ Публікацыі і даследаванні (артыкулы, дыскусіі, сістэматызацыя навуковых, навукова-папулярных, пазнавальных і асветніцкіх матэрыялаў па археалогіі, культуры і гісторыi

Кресты поморских типов 18 – начала 20 в.

Сообщение Kite » 11 май 2012, 19:05

Коршун В. Нательные кресты поморских типов 18 – начала 20 в. в Рязанской губернии. История, хронология, классификация // Родная старина. 2009. № 2. С. 36–41.

Нательные кресты поморских типов 18 – начала 20 в. в Рязанской губернии.
История, хронология, классификация

Василий Коршун
Член Союза краеведов России


В данной работе речь пойдет о двух категориях старообрядческих нательных крестов, которые были широко распространены в конце 18 – начале 20 в. Кресты первой категории по форме напоминают дубовый лист, оттого и имеют разговорное название «листики»; вторая категория – это четырехконечные кресты с прямыми широкими лопастями («поздние прямоконечные»). Несмотря на массовость производства и его хронологическую близость к современности, данная тема практически не изучена. Предлагаемая работа является, если можно так выразиться, лишь «пробой пера» в области изучения, датировки и систематизации разновидностей этих категорий нательных крестов.
После указов Петра I «О воспрещении употреблять в церковных и частных домах резные и отливные иконы» (1722 г.) и Священного Синода о запрете изготовления и продажи литых икон (1723 г.) эта сфера деятельности официально была признана нелегальной. Однако староверческие общины игнорировали вышеупомянутые указы, благодаря чему в течение двух последующих веков оставались монополистами в этом виде искусства.
Одним из первых крупных центров литья в 18 в. стало Поморье, и в первую очередь Выговская обитель со всеми прилегающими к ней погостами и скитами. В 1695 г. дьяком Даниилом Викуловым (отчего возникший впоследствии монастырь имел второе название – Данилов) в Повенецком уезде Олонецкой губернии, на реке Выг была основана старообрядческая община. Выговское общежитие быстро росло и развивалось. В нем обучали иконописи, устроили переплетные и кожевенные мастерские, завели шитье шелками и золотом, развили резьбу по дереву. Из-за большого притока народа в 1706 г. общежитие разделилось на мужской Выговский и женский Лексинский монастыри.
В 1703 г. правительство пошло на некоторые уступки, но монахи обители были приписаны к государственным металлургическим заводам на Повенце. Благодаря этому им удалось освоить технику медного литья и к концу первой четверти 18 в. начать при монастыре производство литых крестов и икон. Однако для защиты старой веры необходимо было создание собственных святынь, в том числе и нательных крестов, которые стали бы органичным продолжением древних традиций в этой сфере духовной культуры. И такие нательные кресты были созданы. Ими стали мужской прямоконечный крест с широкими лопастями и женский крест в форме листа.
Если строгость мужского креста была вполне в духе старообрядчества, то причудливая узорчатость женского «листика» вызывает вопросы. Истоки появления подобной формы, по-видимому, следует искать в выговских резьбе по дереву и книгопечатании, которые практиковались в Поморье еще до начала меднолитейного производства. Так, семантика подобного креста, вырезанного из кипариса, достаточно ясна – это лист Древа Жизни. Кипарис в христианстве – символ нетленности, упорства и доблести, одно из деревьев, из которых был создан Крест Господень. В то же время в кажущемся на первый взгляд барочном обрамлении явно прослеживаются аналогии с растительным орнаментом оформления поморских книг, более напоминающим «травы разметные» конца 16 в., нежели барокко (рис. 1).
Рис. 1.jpg
Рис. 1.jpg (938.31 КБ) Просмотров: 7950

Говоря о резьбе по дереву, нельзя не отметить существование так называемых «полых» крестов, мужского и женского. Их появление связано с дороговизной древесины кипариса и ее малой доступностью для простого люда. Для него иконы и кресты резали из липы и тонировали под кипарис (отсюда «липа» – подделка). Мастера Выговской обители придумали способ использования отходов от резьбы изделий из кипариса. Они изготавливали «полые» металлические кресты, которые внутри заполнялись тонкими кипарисовыми щепками. Следует отметить, что кипарис подтвердил свою нетленность. В найденных недавно в Поморье таких крестах кипарисовая набивка не пострадала (рис. 2, 1), несмотря на то, что они как минимум полтораста лет находились в земле. Совершенно иную картину являют собой кресты, которые были заполнены липой (рис. 2, 2, 3). Послужили ли «полые» кресты прототипами поздних цельнометаллических крестов или существовали параллельно, сказать трудно. Добавим, что «полые» кресты находили и в других регионах, но там они достаточно редки.
Нельзя обойти вниманием и еще один редко встречающийся тип креста, очертаниями напоминающий «листик» и представляющий собой поздний вариант крестов «с сиянием» второй половины 17 в. Это ажурный прямоконечный крест с трехчастным завершением ветвей и сиянием вокруг средокрестия (рис. 2, 4). Верхние лучи сияния заканчиваются шариками, нижние плавно загибаются к нижней оконечности и, касаясь ее, заканчиваются завитком.
По-видимому, лишь в 19 в. на нательных крестах поморского литья появляется оглавие, выполненное в виде бусины с тремя венцами вверху. Этот тип оглавия приобрел наибольшую популярность по всей России к концу 19 в. и, по свидетельству мастеров того времени, символизировал Святую Троицу (1). Некоторые оглавия на крестах работы поморских мастеров декорировались ромбами (рис. 2, 5) или вертикальными линиями (рис. 2, 6).
Выработанные в Поморье типы нательных крестов стали образцами для старообрядческих мастерских всей России, поскольку работы выговских мастеров всегда отличали высокое качество и изящество.
Наиболее тесное общение с поморцами поддерживала федосеевская община старообрядцев, имевшая значительный вес в Москве. В 1771 г., во время моровой язвы перепуганные власти разрешили московским федосеевцам устроить возле села Преображенского часовню и кладбище якобы для организации чумного карантина. На самом же деле здесь была открыта богадельня, и местность вокруг кладбища начали заселять староверы. С этого момента на основе теоретического и практического опыта поморских мастеров начинается производство старообрядческого литья в Москве. На совместном соборе поморцев и федосеевцев, проходившем в Петербурге в 1791 г., было достигнуто соглашение по спорному вопросу о надписи на кресте. Федосеевцы отказались от написания титлы «IНЦI», за которую ратовали доселе, и вернулись к более древней надписи «ЦС IХ НIКА». С этого момента нательные кресты поморских образцов начали изготавливать и в Москве. Таким образом, нижней границей появления описываемых категорий крестов в Центральной России можно считать последнее десятилетие 18 в. Это подтверждает и статистика. Опрос поисковиков-краеведов показал, что случаи находок «листиков» и «поздних прямоконечных» крестов на поселениях, прекративших существование до 1790-х гг., единичны. Они легко объясняются либо поздними потерями, либо редкими выговскими экземплярами. В то же время на поселениях, исчезнувших до середины 19 в., количество таких крестов составляет 50% и более. И это не удивительно: к тому времени московские «медные заведения» уже играли ведущую роль в изготовлении христианской пластики, снабжая «поморским» литьем московского производства всю Россию (2).
Интересным примером может служить Рязанская губерния, снабжавшаяся крестами московского литья. Центрами торговли были город Касимов, село Коровка Сапожковского уезда и др. Кресты продавались в специальных лавках, а в начале 20 в. и в храмах. Особо почитаемыми были «листики», которые считались женскими. Беременные женщины села Лубонос должны были носить именно такой крест: он был как бы оберегом для будущего ребенка. Согласно традиции включать кресты в состав ожерелий, идущей еще с домонгольских времен, женщины села Тырново использовали для этих целей «листики», располагая в центре самый крупный. Да и мужчины с уважением относились к этому типу крестов, вводя их порой в состав четок и поясов («веревиц»). Это косвенно подтверждает семантику «листика» как части кипариса – символа доблести. Иногда кресты хранили в красном углу «за образами».
Не позднее второй четверти 19 в. производство меднолитой пластики появляется в Загарье (14 селений в Новинской волости Богородского уезда Московской губернии), Гуслицах (несколько селений по реке Гуслице в Ильинской волости Богородского уезда Московской губернии) и в селе Никологорский погост Вязниковского уезда Владимирской губернии, в 25 верстах от Мстеры.
Загарские литые изделия были самого низкого качества. Их отличали отсутствие опиловки, значительный вес и редкое использование эмалей (3). Загарская продукция продавалась по 18–22 рубля за пуд при цене меди 10 рублей за пуд.
Гуслицкое литье было лучше загарского и продавалось по цене 30–38 рублей за пуд. Для него характерны небольшой вес и использование белой и синей эмалей (3). Относительно неплохое качество и невысокая цена сделали гуслицкую продукцию достаточно популярной на протяжении 19–20 вв.
Мастера, работавшие в Никологорском погосте, занимались копированием изделий других центров, а также подделкой древней пластики (4).
Рис. 2.jpg
Рис. 2.jpg (1.72 МБ) Просмотров: 7950

Следует отметить, что нательные кресты наиболее ранних образцов, найденные на поселениях Рязанской губернии, исчезнувших до середины 19 в., имеют оглавие в виде ушка (рис.2, 7, 8).
Несмотря на репрессии середины 19 в., изготовление пластики в Москве не прекратилось. В конце 19 – начале 20 в. наиболее знаменитыми старообрядческими мастерскими художественного медного литья были заведения Ф.Г. Панкратовой и М.И. Соколовой. Работы московских мастеров отличались высоким качеством, повышенной декоративностью и применением многоцветных эмалей. Их продукция, в отличие от других производителей, продавалась «не на вес, а на счет».
На рубеже 19–20 вв. старообрядческое медное литье становится явлением массового характера. Помимо расширения производства в указанных выше центрах, появляются новые центры. Одним из них была Красносельская волость Костромской губернии (5). Красносельские мастера по большей мере копировали образцы московских мастерских. Кресты отливались в основном из латуни, что, по-видимому, было характерно и для московского производства того времени. Отличительным признаком являлось применение темно-синей прозрачной, а также голубой и белой глухих эмалей.
Из воспоминаний красносельского мастера литейщика (1) нам известно, что, кроме деления крестов на мужские и женские они имели несколько «сортов» в зависимости от размеров. Качества кресты были достаточно высокого и продавались поштучно. Оптовым торговцам они отдавались по ценам:

Младенческие, 22,5х10(2,5) мм (рис. 3, 1) – по 1 копейке за штуку;
детские, 36х18(2,5) мм (рис. 3, 2, 4) – по 1,5 копейки;
средние, 41х22(2,5) мм (рис. 3, 3, 5) – по 2,5 копейки;
крупные, 47х25(2,5) мм (рис. 3, 6) – по 3,5 копейки;
самые крупные, более 52х38 мм (рис. 3, 7) – по 5 копеек.

Таким образом, кресты стоили в среднем 62–82 рубля за пуд при стоимости латуни порядка 9 рублей за пуд. Цена на московскую продукцию, по-видимому, была примерно такой же.
Однако нательные кресты рассматриваемых категорий различались не только размерами. Анализ всего комплекса находок таких крестов, предоставленных поисковиками-краеведами, позволил выявить ряд важных композиционных различий.
Женский крест отличается от мужского тем, что четырехконечный крест, лежащий в основе композиции, обрамлен растительным орнаментом. Иконография самих четырехконечных крестов схожа, причем как на лицевой, так и на оборотной сторонах. На всех четырехконечных крестах лицевой стороны изображен рельефный восьмиконечный Голгофский Крест. Короткая перекладина Голгофского Креста изображает дощечку «с надписанием вины», прибитую над головой Спасителя по повелению Понтия Пилата. Косая перекладина была прибита под стопами Христа. Под ней, в изножии Креста, в пещере изображена Глава Адама, погребенного, по преданию, именно на том месте, где впоследствии был распят Христос. По сторонам Креста изображены копие сотника Лонгина и трость с губкой.
Поле вокруг креста обычно заполнено надписями, среди которых выявлены следующие варианты:

1. Над Голгофским Крестом – Ц С под титлом. По сторонам Креста – IC XC под титлами (рис. 3, 1).
2. Над Крестом – ЦРЬ СВЫ в две строки под титлами. По сторонам Креста – IC XC под титлами (рис. 3, 3).
3. Над Крестом – ЦРЬ СЛВЫ в две строки под титлами. По сторонам Креста – монограммы: над основной перекладиной – IC XC под титлами, под ней – СNЪ БЖIИ под титлами (рис. 3, 2). У крупных и самых крупных крестов между древом Креста и древками копия и трости вписана монограмма NИКА (рис. 3, 7).
4. Над Крестом – надпись ЦРЬ СЛВЫ в две строки под титлами. По сторонам Креста – монограммы: над основной перекладиной – IC XC под титлами, под ней – NИ КА или NИ К Т КА.
5. Над Крестом монограммы Ц С, IC XC и С Б в три строки под титлами. Над основной перекладиной Креста – РАСПЯТ БЫСТЬ, под ней – неразборчивая надпись (рис. 3, 5).
6. Над Крестом – монограммы Ц С и I Х в две строки. По сторонам Креста – монограммы: над основной перекладиной – Г и Б, под ней – М и Л (рис. 3, 4).
Здесь ЦРЬ СЛВЫ, Ц С – Царь Славы; IC XC – Иисус Христос; СNЪ БЖIИ, С Б – Сын Божий; NИКА – Победитель; NИ К Т КА – Победитель, Копие, Трость; Г Б – Голгофа Бысть; М Л – Место Лобно.
Первый вариант встречается лишь на младенческих крестах. Второй вариант выявлен на крестах детских и средних. Пятый вариант характерен лишь для средних крестов. Шестой вариант встречается лишь на мужских крестах.

На оборотной стороне все поле внутри прямоконечного креста занимает текст. Было выявлено три основных варианта:

1. Да воскреснет Бог и разыдутся врази Его… (рис. 3, 1, 6).
2. Господи, Iсусе Христе, Сыне Божии, благослови, и освяти, и сохрани мя силою Живоноснаго Креста Твоего (рис. 3, 2–5).
3. Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим (рис. 3, 7).
Второй вариант надписи характерен лишь для детского и среднего «сортов», третий встречается сравнительно редко.
Рис. 3.jpg
Рис. 3.jpg (1.17 МБ) Просмотров: 7952

В данной работе предложены самые первые, приблизительные схемы хронологии и классификации двух распространенных категорий поздних нательных крестов. Но автор надеется, что и они окажутся полезными музейным работникам и частным коллекционерам.

Литература

1. Об истории литейного дела икон и крестов медно-литейного заведения Серова Петра Яковлевича (1899–1974) – Русское медное литье. Вып. 2. М., 1993.
2. Зотова Е.Я. Поморская меднолитая пластика: к истории становления и развития в Московском регионе – Локальные традиции в народной культуре Русского Севера. Материалы IV научной конференции «Рябининские чтения – 2003». Сборник научных докладов. Петрозаводск. 2003.
3. Зотова Е.Я. Гуслицкое и загарское медное литье. Проблема классификации – Доклад на межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Орехово-Зуевского района. 2004
4. Савина Л.А. К истории производства и бытования медного художественного литья в 19 – начале 20 века – Русское медное литье. Вып. 1. М., 1993.
5. Куколевская О.С. Медное художественное литье Красносельской волости Костромской губернии в конце XIX - начале XX века – Русское медное литье. Вып. 1. М., 1993.
Аватара пользователя
Kite
Супермодератор
Супермодератор
 
Сообщения: 437
Зарегистрирован: 09 мар 2012, 22:08
Откуда: г. Королев
Благодарил (а): 83 раз.
Поблагодарили: 517 раз.

Re: Кресты поморских типов 18 – начала 20 в.

Сообщение andyson » 21 мар 2017, 14:41

Паломничество от лат. palma-пальма - символ паломника получается


gclub
andyson
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 21 мар 2017, 10:04
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.


Вернуться в Публикации и исследования

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1